Азбука экономики
Азбука экономики
---------------------------------------------

Строуп Р , Гвартни Дж
Азбука экономики

Р. Строуп, Дж. Гвартни
АЗБУКА ЭКОНОМИКИ
ОГЛАВЛЕНИЕ Часть I. Десять главных идей экономической науки Стимулы влияют на поведение людей За все надо платить Торговля всегда полезна Препятствия торговле вредят Доходы определяются производством Четыре источника роста доходов населения Личный доход есть вознаграждение за услуги, оказываемые другим Прибыль побуждает бизнес работать на общественное благосостояние Принцип "невидимой руки": рыночные цены направляют личный интерес на общее благо Пренебрежение побочными эффектами Часть II. Семь источников экономического прогресса Частная собственность: люди усерднее трудятся и рациональнее используют ресурсы, когда собственность является частной Свобода обменов: политические меры, препятствующие обменам, сдерживают экономический рост Конкуренция: соревнование заставляет с максимальной выгодой использовать ресурсы и является постоянным источником прогрессивных нововведений Рынок капитала: чтобы рационально использовать свои ресурсы, страна должна иметь механизм направления капитала в эффективные производства финансовая стабильность: инфляция искажает ценовые сигналы и подрывает рыночную экономику Низкие налоги: чем больше средств остается в распоряжении людей, тем больше они производят Свобода внешней торговли: страна выигрывает, продавая товары, которые производит дешево и покупая на эти деньги товары, которые ей производить дорого Часть III. Экономический прогресс и роль государства Государство, защищающее правопорядок и предоставляющее блага, которые общество не может получить "на рынке", способствует благосостоянию всей страны, НО... Государство -- затычка не для каждой бочки. Оно не может быть использовано для исправления всех недостатков общества Цена государственного налогообложения Группы интересов могут использовать политический механизм государства, чтобы обирать налогоплательщиков и потребителей Государство часто создает угрожающий экономике бюджетный дефицит Перераспределение средств общества государством способствует их расхищению Издержки перераспределения доходов намного превышают выгоды тех, кому предназначаются перераспределяемые средства Централизованное планирование -- всего лишь подмена власти рынка политической властью, ведущая к пустой растрате ресурсов и экономическому упадку Конкуренция между властями так же важна, как и конкуренция между фирмами Конкуренция властей между собой и с частными предприятиями заставляет органы власти лучше служить интересам людей Конституционные нормы должны обеспечивать гармоническое сочетание демократии с крепкой экономикой ПРИМЕЧАНИЯ ПРИЛОЖЕНИЯ СЕМЬ ПРИНЦИПОВ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОЦВЕТАНИЯ (Р. Строуп, Дж. Гвартни) - БИЛЛЬ ОБ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРАВАХ ЧЕЛОВЕКА, который содействовал бы экономическому прогрессу Канады (Economic Bill of Rights) ЛЮДИ, ПРАВА И СВОБОДЫ (Г. Лебедев, ИНМЭ) -- КОНСТИТУЦИЯ ДЛЯ НОВОЙ РОССИИ
ЛИБЕРАЛЬНАЯ ХАРТИЯ (В. Найшуль, ИНМЭ)
Часть I. Десять главных идей экономической науки Стимулы влияют на поведение людей За все надо платить Торговля всегда полезна Препятствия торговле вредят Доходы определяются производством Четыре источника роста доходов населения Личный доход есть вознаграждение за услуги, оказываемые другим Прибыль побуждает бизнес работать на общественное благосостояние Принцип "невидимой руки": рыночные цены направляют личный интерес на общее благо Пренебрежение побочными эффектами СТИМУЛЫ ВЛИЯЮТ НА ПОВЕДЕНИЕ ЛЮДЕЙ Вся экономическая теория построена на постулате о том, что изменение стимулов воздействует на поведение человека вполне предсказуемым образом. Мы выбираем тот способ действий, который сулит нам больше выгод и меньше издержек. Это -- основополагающий принцип экономической теории, но он действует и в других сферах жизни. Стимулы влияют на наше поведение практически везде, будь то коммерческая деятельность, ведение домашнего хозяйства или политические решения. Так, например, в области политики люди склонны оказывать поддержку тем кандидатам и тем мерам, которые сулят им личные выгоды, и бороться с теми, которые могут наносить им личный ущерб. В применении к рыночной экономике этот постулат означает, что потребители покупают больше товаров, когда цена падает, и меньше, когда она растет; производители же, напротив, поставляют больше товара, когда цена на него растет, и меньше -- когда она падает. В результате и покупатели, и продавцы так реагируют на стимул -- рыночную цену, что их действия балансируют спрос и предложение. Если покупатели желают приобрести товара больше, чем намерены предоставить продавцы, цена на него неизбежно вырастает. Более высокая цена уменьшает потребление и стимулирует производство, тем самым, уравновешивая спрос и предложение. И, наоборот, если потребители не желают покупать имеющееся в наличии количество товара, скапливающиеся у производителей запасы оказывают давление на его цену. В свою очередь, более низкая цена стимулирует потребление и тормозит производство товара до тех пор, пока спрос не уравновешивается предложением. (Разумеется, этот процесс не происходит в мгновение ока: требуется время, чтобы покупатели и производители в полной мере отреагировали на изменение цены.) Важность стимулов может быть наглядно проиллюстрирована на примере роста цен на бензин в 70-х годах и реакции на это покупателей и продавцов. По мере того, как росли цены, потребители постепенно отказывались от путешествий, без которых можно было обойтись, объединялись для совместных поездок на работу, а со временем перешли на малолитражные автомашины. Одновременно производители нефти интенсифицировали разведку новых месторождений, увеличили объемы бурения новых скважин, а на старых -- ради увеличения добычи -- стали использовать технологию закачки воды. К началу 80-х годов эти совместные действия потребителей и производителей стали оказывать понижающее воздействие на цену сырой нефти. Стимулы воздействуют на поведение человека вне зависимости от форм экономической организации общества -- социалистической, капиталистической или любой другой. Например, стекольные заводы бывшего Советского Союза одно время отчитывались за тоннаж произведенного листового стекла. Неудивительно, что большинство заводов гнало листовое стекло такой толщины, что через него было трудно смотреть. Когда правила стимулирования изменили и стали поощрять за площадь произведенного стекла, предприятия стали выпускать его таким тонким, что оно легко билось. Некоторые считают, что экономический анализ объясняет действия лишь эгоистичных, алчных материалистов. Это ошибка -- экономический анализ имеет куда более широкую сферу применения. И эгоист, и альтруист скорее бросятся в бассейн, чем в водовороты Ниагары, чтобы спасти тонущего ребенка. И оба они скорее отдадут бедняку обноски, нежели свое выходное платье. ЗА ВСЕ НАДО ПЛАТИТЬ За последние 250 лет человечеству удалось существенно увеличить производство и улучшить качество жизни. И сейчас экономический прогресс человечества открывает все более и более эффективные способы превращения имеющихся в его распоряжении ресурсов в желанные товары и услуги. Но это не отменяет фундаментального закона -- человек все равно испытывает и будет испытывать дефицит. Ресурсы в мире ограничены, а человеческие желания бесконечны. И, поскольку всего того, что хочется, иметь невозможно, приходится выбирать. Если для производства какого-либо одного товара мы используем труд, станки, природные ресурсы, -- это вынуждает отказываться от других товаров, которые могли бы быть произведены в иной ситуации. Этот выбор в рыночной экономике осуществляют потребительский спрос и издержки производства. Спрос на товар -- сигнал потребителя, указывающий предпринимателю, что следует производить. Однако чтобы произвести, исходные ресурсы должны быть "откуплены" у других направлений их использования. Издержки, затраты на закупку ресурсов напоминают предпринимателю, что существуют и другие производства, требующие тех же ресурсов. В результате производители имеют сильный стимул поставлять на рынок только те товары, которые могут быть проданы по цене, по крайней мере, равной издержкам их производства, и, особенно, те товары, ценность которых в глазах потребителя в наибольшей степени превышает затраты на их производство. Важно понимать, что товар может быть предоставлен человеку или группе людей бесплатно, только если его кто-то оплатит, и это лишь перераспределит бремя издержек, ничуть его не уменьшая. Политики часто говорят о "бесплатном образовании", "бесплатной медицине" или "бесплатном жилье". Эти выражения способны лишь ввести в заблуждение. Ни одно из благ не предоставляется бесплатно -- для производства каждого из них требуются дефицитные ресурсы. Например, здания, труд и другие ресурсы, вовлеченные в процесс обучения, могли бы использоваться для производства продовольствия, оказания услуг в сфере отдыха и развлечений и т. д. Издержки "производства образования" есть стоимость тех товаров, от которых пришлось отказаться в результате того, что требуемые для их производства ресурсы были потрачены на образование. Правительство может переложить эти издержки, с одних плеч на другие, но избавиться от них невозможно. Правило "за все надо платить" верно во всех случаях жизни. ТОРГОВЛЯ ВСЕГДА ПОЛЕЗНА Взаимная выгода есть основа любого добровольного обмена. Стороны соглашаются на обмен, рассчитывая на увеличение своего богатства. Торговля, под которой экономисты понимают всякий добровольный обмен, является производительной деятельностью: она позволяет каждой стороне получить больше того, что та имела. Вот три основные причины, по которым торговля продуктивна, то есть увеличивает благосостояние людей. Во-первых, торговля предоставляет товары и услуги в распоряжение тех, кто ценит их в наибольшей степени. Товар не обладают ценностью в силу своего существования: он становится богатством только в руках того, кто его ценит. Предпочтения, кругозор и цели людей весьма разнообразны, и товар, который практически ничего не стоит для одного, может стать драгоценностью для другого. Например, за сугубо научную книгу по электронике, не представляющую ценности для коллекционера произведений искусства, инженер может выложить сотни долларов. В свою очередь, картина, ничего не значащая для инженера, может быть предметом огромной ценности для коллекционера. Следовательно, свободный обмен, в результате которого книга по электронике попадет к инженеру, а картина -- к коллекционеру, увеличивает ценность и той, и другой. Одновременно, благодаря обмену, возрастает благосостояние как участвующих в нем партнеров, так и страны в целом, поскольку товары перемещаются от людей, которые их ценят меньше, к тем, кто ценит их больше. Во-вторых, обмен позволяет торгующим партнерам выигрывать от специализации на производстве тех вещей, которые они делают лучше остальных. Специализация увеличивает совокупное производство. Ассоциации людей, регионы или целые страны способны производить больше, когда они специализируются на товарах и услугах, производимых ими с низкими издержками, а выручку от их продажи используют для покупки товаров, в производстве которых их затраты высоки. Экономисты называют этот принцип "законом сравнительного преимущества". Примеры благотворного влияния специализации можно приводить до бесконечности. Так, торговле позволяет умелому плотнику специализироваться на изготовлении срубов, направляя получаемые доходы на покупку пищи, одежды, автомобилей и многих других товаров, в производстве которых он не столь искусен. Точно так же, благодаря торговле, канадские фермеры могут выращивать пшеницу и расходовать выручку от ее продажи на закупку бразильского кофе, -- товара, который канадцы могли бы производить лишь с очень высокими издержками. В свою очередь, бразильцам дешевле использовать свои ресурсы для выращивания кофе, а на выручку от его продажи закупать канадскую пшеницу. Суммарный объем производства увеличивается, и оба торгующих партнера оказываются в выигрыше. В-третьих, свободный обмен позволяет извлечь выгоду из разделения труда и массового производства. При отсутствии обмена производственная деятельность была бы ограничена натуральным хозяйством. Обмен дает возможность осуществлять производственный процесс как последовательность независимых операций, что приводит к колоссальному росту производительности труда. "Отец экономической науки" Адам Смит более 200 лет назад высоко оценивал преимущества разделения труда. Исследуя деятельность мануфактуры по изготовлению булавок, Смит заметил, что их производство включало около восемнадцати операций, выполнявшихся отдельно. При этом дневная выработка на одного рабочего составляла 4 800 булавок. При отсутствии же специализации и разделения труда один рабочий вряд ли смог бы произвести даже 20 булавок в день. Разделение труда позволяет людям извлекать выгоды из различий в их способностях и навыках, а работодателям -- распределять задания между рабочими в соответствии с их квалификацией. Лишь при разделении труда становится возможным применение сложных, требующих массового производства технологий, немыслимых в условиях натурального хозяйства. ПРЕПЯТСТВИЯ ТОРГОВЛЕ ВРЕДЯТ Торговля продуктивна, она облегчает сотрудничество людей и увеличивает производство нужных им товаров. Однако торговый обмен не бесплатен. Затраты времени, сил и прочих ресурсов, необходимых для поиска партнеров, ведения переговоров и заключения сделок, называются издержками торговли. Они ограничивают реализацию преимуществ взаимовыгодной торговли. Издержки торговли могут быть следствием естественных преград -- океанов, гор, рек и болот. В этих случаях издержки могут быть сокращены путем инвестирования в строительство дорог, развитие транспорта и связи. Однако во многих других случаях высокие издержки торговли порождаются самим обществом -- существованием налогов, лицензий, тарифов, квот, государственного регулирования и ценового контроля. Кем бы они ни были созданы -- природой или людьми -- высокие издержки торговли снижают ее преимущества. Очень важную роль в экономике играют посредники, способствующие заключению сделок и предоставляющие сторонам этого процесса информацию и другие услуги: агенты по недвижимости, фондовые брокеры, автомобильные дилеры, рекламные агенты, продавцы магазинов и широкий круг других профессий сферы бизнеса. Широко распространено мнение, что посредники не нужны: они ничего не производят, а лишь увеличивают цену товаров. Однако, ошибочность подобных взглядов очевидна. Наглядный пример -- посреднические услуги торговца продовольственными товарами, который делает общение производителей и потребителей продовольствия более дешевым и удобным и для тех, и для других. Можно представить себе, сколько времени и усилий понадобилось бы для приготовления даже одного кулинарного блюда, если бы покупателям пришлось напрямую иметь дело с фермерами, чтобы купить у них овощей, фруктов, молока, масла, сыра; отправляться к рыбакам, чтобы договориться о поставках рыбы, а к владельцу ранчо -- чтобы купить говядину. Посредники осуществляют все эти контакты вместо потребителей, доставляя и продавая товары в специально приспособленном для этой цели месте. Услуги посредников сокращают издержки торговли, позволяя потенциальным покупателям и продавцам извлекать из торговли еще большую выгоду. Они увеличивают объем торговли, способствуя тем самым экономическому росту. ДОХОДЫ ОПРЕДЕЛЯЮТСЯ ПРОИЗВОДСТВОМ Национальный доход страны и ее национальный продукт равны и, в сущности, являются двумя сторонами одной и той же медали: национальный продукт представляет собой стоимость произведенных товаров и услуг в ценах покупателя; а национальный доход -- сумму выплат за ресурсы, затраченные на производство этих товаров плюс то, что остается предпринимателю в качестве его дохода. Для примера предположим, что строительная компания, чтобы произвести продукт -- в данном случае, дом, нанимает рабочих и покупает материалы: лес, гвозди, кирпичи. При продаже дома его цена служит измерителем произведенного продукта. В то же время зарплата рабочих, оплата материалов и то, что остается у строительной компании в качестве ее собственной прибыли (которая может быть как положительной, так и отрицательной) в сумме является доходом всех производителей, и в точности равно стоимости произведенной продукции. Осознание связи между доходом и производством помогает увидеть единственный реальный источник экономического благосостояния. Жизненный уровень (доход) повышается при увеличении объема производства (выпуска нужных людям товаров). В частности, он зависит от того, сумеем ли мы с помощью того же самого или меньшего количества труда и других ресурсов построить еще один дом, создать еще один компьютер или видеокамеру. Вот историческая иллюстрация равенства доходов и производства. Рабочие в Северной Америке, Европе и Японии производят в среднем приблизительно в пять раз больше продукции на душу населения, чем их предшественники 50 лет назад. И доход на душу населения, рассчитанный с поправкой на инфляцию, -то, что экономисты называют реальным доходом, -- сегодня тоже примерно в пять раз выше. Объем выпуска продукции в расчете на одного работника служит причиной различий в заработках работников разных стран. Например, средний рабочий в Соединенных Штатах лучше обучен, применяет более производительные машины и пользуется преимуществами более эффективной экономической организации общества, чем такой же рабочий в Индии или Китае. В результате этого, средний американский рабочий производит продукции примерно в 20 раз больше. Не будь этого, его заработки были бы не выше, чем в других странах. Довольно часто политики ошибочно утверждают, что источником экономического прогресса является создание рабочих мест. Во время избирательной кампании один из недавних политических лидеров доказывал, что его экономическая программа зиждется на трех столпах: "Рабочие места, рабочие места и еще раз рабочие места". Однако акцент на проблеме рабочих мест может только запутать ситуацию. Рост занятости не способствует ускорению экономического прогресса, если он не ведет к росту производства. Для достижения более высокого уровня производства на душу населения требуется отнюдь не больше рабочих мест, а, скорее, более производительные труд и оборудование, более эффективная организация труда. Некоторые полагают, что технологический прогресс отрицательно влияет на положение рабочих. В действительности, верно как раз обратное. Если признать, что расширение выпуска продукции является источником более высокого уровня зарплаты, то становится очевидным положительное влияние технологических усовершенствований: передовая технология дает рабочим возможность производить больше и за счет этого больше зарабатывать. Фермер, например, в состоянии выполнить больший объем работ, заменив упряжку лошадей на трактор. Бухгалтеры могут работать с большим количеством документов, применяя компьютер вместо калькулятора. Точно так же секретарша успевает подготовить больше писем на компьютере, чем на пишущей машинке. Иногда специфические рабочие места со временем исчезают вообще. Современная технология в значительной степени упразднила профессии изготовителей кабриолетов, лифтеров, молотобойцев, домашнюю прислугу, землекопов. Эти изменения, однако, высвобождают людские ресурсы, которые затем используются для расширения производства в других отраслях экономики, и, следовательно, служат средством для достижения более высокого жизненного уровня. Осознание взаимосвязи между выпуском продукции и доходом помогает понять, почему ни законодательное установление минимальной заработной платы, ни усилия профсоюзов не в состоянии повысить общий уровень зарплаты рабочих. Повышение минимальной ставки зарплаты приводит к вытеснению с рынка части неквалифицированных рабочих. Следовательно, занятость среди этой категории будет падать, сокращая тем самым совокупное производство. Хотя это, наверное, и может помочь некоторым другим категориям рабочих, среднедушевой доход населения окажется в результате ниже, поскольку снизится выпуск продукции на душу населения. Профсоюзы, конечно, в состоянии ограничить конкуренцию со стороны рабочих, в них не входящих, повысив тем самым уровень зарплаты для своих членов. Но без соответствующего увеличения производительности труда им не удастся повысить зарплату для всех. Если бы они могли это сделать, то средняя зарплата в Великобритании, где профсоюзы весьма многочисленны и активны, была бы выше, чем в Соединенных Штатах. На практике, однако, все наоборот. Зарплата в Великобритании, где половина рабочих" состоит в профсоюзах, по меньшей мере, на 40% ниже, чем в Соединенных Штатах, где членство в профсоюзах не достигает 20%. Без высокой производительности труда не может быть и высокой зарплаты. Точно так же, без роста производства товаров и услуг, пользующихся спросом, не может быть роста реального национального дохода. ЧЕТЫРЕ ИСТОЧНИКА РОСТА ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ: более квалифицированный труд накопление капитала технический прогресс улучшение экономической организации общества Товары и услуги, создающие наше благосостояние, не падают с неба. Их производство требует затрат труда и интеллектуального потенциала, оборудования и инвестиций, организации трудового процесса и кооперации фирм. Существуют четыре основных источника роста производства и дохода. Во-первых, повышение квалификации работников. Образование, обучение и приобретение опыта являются главными средствами достижения более высокой квалификации. Совершенствуя свои навыки, люди приумножают главный капитал -- собственные способности. Во-вторых, инвестиции. Рабочие произведут больше продукции, используя более совершенное оборудование. Лесоруб, к примеру, срубит больше деревьев, если применит современную бензопилу вместо примитивной ножовки или топора. Водитель грузовика может перевезти больше грузов, чем извозчик. Но оборудование и машины -- не бесплатны. Ресурсы, используемые для их производства, могли бы найти иное применение: в изготовлении пищевых продуктов, одежды, автомобилей и других предметов каждодневного потребления. Экономика учит, что тот, кто больше сберегает и инвестирует, больше производит в будущем. В-третьих, технический прогресс. Использование человеческого интеллекта, изобретающего новые товары или более аффективные технологии производства -- важнейший источник экономического роста. За последние 250 лет развитие техники буквально преобразило нашу жизнь. Сначала паровая машина, затем -- двигатель внутреннего сгорания, электричество и ядерный реактор заменили мускулы человека и животных в качестве основного источника энергии. Автомобили, автобусы, поезда и самолеты вытеснили лошадь и повозку как основные способы передвижения. Технический прогресс продолжает изменять нашу жизнь и сегодня. Лазерные проигрыватели, микрокомпьютеры, текстовые редакторы, микроволновые печи, видеокамеры, магнитофоны, автомобильные кондиционеры существенно изменили характер нашей работы и досуга в течение последних двадцати лет. В-четвертых, улучшение экономической организации общества. Исторически изменения в законодательстве всегда являлись важным источником экономического прогресса. В XVIII в. Патентная система предоставила инвесторам право частной собственности на идеи. Примерно в то же время признание корпорации в качестве юридического лица облегчило создание больших фирм, требовавшихся для массового производства промышленных товаров. Эти прогрессивные изменения в экономической организации общества способствовали росту производства в Европе и Северной Америке. Эффективная экономическая организация общества способствует хозяйственному сотрудничеству людей и направляет ресурсы на производство нужных им товаров. Ее главные характеристики более подробно рассмотрены в следующей части. ЛИЧНЫЙ ДОХОД ЕСТЬ ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ ЗА УСЛУГИ, ОКАЗЫВАЕМЫЕ ДРУГИМ Люди отличаются своими способностями, навыками, возможностями, пристрастиями, отношением к риску, степенью удачливости. Эти различия, влияя на ценность товаров и услуг, которые они предлагают другим людям, отражаются на их личных доходах. В рыночной экономике доход -- это компенсация за услуги, оказанные другим членам общества. Люди, имеющие высокий доход, предоставляют много товаров и услуг, которые ценятся другими, иначе никто не захотел бы столько платить им. Отсюда мораль рынка: если вы хотите получать высокий доход, вам следует понять, в каком качестве вы могли бы быть наиболее полезны другим. И наоборот: если вы не способны или не хотите приносить пользу окружающим, то и доход ваш окажется невысоким. Эта прямая зависимость между полезностью для других и получением дохода дает каждому мощный стимул к приобретению навыков и развитию тех талантов, которые наиболее высоко ценятся окружающими. Студенты проводят долгие часы за учебниками, испытывают стрессы и тратят деньги только для того, чтобы стать докторами, химиками или инженерами. Некоторые приобретают навыки и опыт, которые помогают им стать квалифицированными электриками или программистами. Кто-то вкладывает деньги в собственное дело... Почему люди поступают именно так, а не иначе? На их решение, несомненно, влияют многие факторы. Кто-то, возможно, руководствуется горячим желанием улучшить мир, в котором мы живем. Однако очень важно, что и те, чей главный мотив -- заработать деньги, тоже прикладывают усилия для получения квалификации и занятия делом, в котором общество нуждается. Многие думают, что люди, имеющие высокий доход, непременно кого-то эксплуатируют. Осознание дохода как компенсации, получаемой за принесенную другим пользы, помогает раскрыть ошибочность этого взгляда. Люди с высоким доходом почти всегда улучшают благосостояние большого количества других людей. Артисты и спортсмены, получающие огромные доходы, добиваются этого благодаря тому, что миллионы людей готовы платить, чтобы увидеть их мастерство. Преуспевающие предприниматели делают свои товары доступными миллионам потребителей. Недавно скончавшийся Сэм Уолтон -- основатель сети магазинов "Walmart Stores" -- стал богатейшим человеком в Соединенных Штатах, открыв эффективный способ оперирования огромными запасами продукции и заполнив провинциальную Америку фирменными товарами по низким ценам. Позже Билл Гейтс, основатель и президент компании "Microsoft", занял первую строчку в списке "Четыреста самых богатых людей" в журнале "Forbes" в результате создания программного продукта, существенно повысившего эффективность и совместимость персональных компьютеров. Миллионы потребителей, никогда не слышавшие ни об Уолтоне, ни о Гейтсе, оказались в выигрыше благодаря их предпринимательским талантам и дешевым товарам. Уолтон и Гейтс сколотили огромные состояния, потому что принесли пользу очень многим людям. ПРИБЫЛЬ ПОБУЖДАЕТ БИЗНЕС РАБОТАТЬ НА ОБЩЕСТВЕННОЕ БЛАГОСОСТОЯНИЕ В принципе всегда существует бесчисленное множество возможных инвестиционных проектов. Одни увеличивают ценность ресурсов, а с ними и благосостояние общества, другие -- напротив, снижают ее и ведут страну к экономическому упадку. Очевидно, что необходимо поощрять первые и бороться с последними. Именно так в рыночной системе действуют механизм прибылей и убытков. Фирмы покупают ресурсы и расходуют их на производство товаров и услуг, которые затем продают потребителям. Если выручка от продажи превышает издержки, фирма получает прибыль. Прибыль есть вознаграждение, получаемое владельцем фирмы в том случае, если он производит товар, который оценивается потребителями выше стоимости ресурсов, требуемых для его производства. При этом оценка товара потребителями измеряется их готовностью платить за него деньги, а стоимость ресурсов -- величиной, требуемой для "откупа" их у альтернативных возможностей использования. В противоположность этому убытки являются наказанием для тех фирм, которые своей деятельностью снижают ценность ресурсов. Стоимость ресурсов, использованных этими горе-предпринимателями, превышает приемлемую для потребителей цену на производимый ими товар. Убытки и банкротство -- это рыночный способ положить конец подобному расточительству. Пусть, например, производитель рубашек расходует ежемесячно 20 тыс. долл. на аренду помещения и необходимого оборудования, на привлечение труда, покупку ткани, пуговиц и других материалов, необходимых для производства и продажи 1.000 рубашек. Если производитель продает 1 тысячу рубашек по цене 22 долл. за штуку, его деятельность приносит прибыль. Потребители ценят эти рубашки больше, чем ресурсы, требуемые для их производства. Прибыль производителя в размере 2 долл. за каждую рубашку -- это вознаграждение, получаемое им за увеличение ценности ресурсов. Если же рубашки невозможно продать по цене дороже 17 долл., производитель несет на каждой из них убытки в размере 3 долл. Они возникают из-за того, что действия производителя снижают ценность ресурсов -- рубашки имеют для потребителей меньшую ценность, чем ресурсы, затраченные на их производство. Мы живем в мире меняющихся вкусов и технологий, несовершенного знания и неопределенности. Люди, принимающие решения в бизнесе, не могут быть уверены ни в будущих рыночных ценах, ни в издержках производства. Их решения вынуждены основываться на предположениях. Тем не менее, очевидно, что рыночная экономика строится на принципе поощрений и штрафов. Фирмы, верно угадывающие и эффективно производящие те продукты и услуги, за которые люди готовы платить цену, превосходящую издержки их производства, получают прибыль, фирмы же, работающие неэффективно и ошибочно направляющие ресурсы в те сферы, где спрос оказывается низким, несут наказание в виде убытков. Страна оказывается в выигрыше, если ее ресурсы используются в производстве тех товаров и услуг, цена которых относительна высока в сравнении с издержками производства. Прибыли с одной стороны и убытки с другой направляют инвестиции предпринимателей в проекты, способствующие экономическому росту, и оберегают от растраты дефицитных ресурсов. Это -жизненно важная функция рынка. Страны, которым не удается эффективно ее использовать, почти гарантированно оказываются в экономическом застое. ПРИНЦИП "НЕВИДИМОЙ РУКИ": рыночные цены направляют личный интерес на общее благо Каждый отдельный человек постоянно старается найти наиболее выгодное применение капиталу, которым он может распоряжаться. Он имеет в виду свою собственную выгоду, а отнюдь не выгоды общества. Но когда он принимает во внимание свою собственную выгоду, это естественно или, точнее, неизбежно, приводит его к предпочтению того занятия, которое наиболее выгодно обществу... Он преследует собственную выгоду, причем в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем не входила в его намерения. Адам Смит, Исследования о природе и причинах богатства народов, 1776 г. [Adam Smith, An Inquiry into the Nature and the Causes of the Wealth of Nations, 1776; (Cannan's ed., Chicago: University of Chicago Press, 1976), p. 477. (Русское издание: Адам Смит, Исследования о природе и причинах богатства народов, ОГИЗ, Москва, 1935 г., том II, стр. 30, 32.] Как заметил Адам Смит, удивительным явлением в экономике, основанной на частной собственности и свободе сделок, является то, что рыночные цены подчиняют действия корыстолюбцев целям процветания общества или нации в целом. Предприниматель, "ведомый лишь собственной выгодой", направляется, тем не менее, "невидимой рукой" рыночных цен "к цели (а именно, экономического процветания страны), которая совсем не входила в его намерения. Многим людям трудно понять закон "невидимой руки", потому что существует естественная тенденция связывать порядок с централизованным планированием. Если стоит задача разумного распределения ресурсов, кажется естественным, что за это должна отвечать какая-нибудь ветвь центральной власти. Закон "невидимой руки" утверждает, что это вовсе не обязательно. При частной собственности и свободе обмена цены, заставляя миллионы потребителей, производителей и поставщиков ресурсов делать свой персональный выбор, вместе с тем являются и средством гармонизации их интересов. Цены содержат в себе информацию о потребительских предпочтениях, издержках и факторах, связанных со временем, месторасположением и иными обстоятельствами, учесть которые не в состоянии ни отдельный человек, ни целый плановый орган. Всего лишь одна-единственная обобщающая цифра -- рыночная цена -предоставляет производителям полный объем информации, необходимый для приведения своих личный действий в соответствие с действиями и предпочтениями других. Рыночная цена направляет и стимулирует и производителей, и поставщиков ресурсов к производству вещей, ценимых наиболее высоко в сравнении с издержками их производства. Те, кто принимают решения в бизнесе, не нуждаются в центральной власти, которая указывала бы, что и как им производить. Эту функцию выполняют цены. Например, никому не приходится принуждать фермера выращивать пшеницу, уговаривать строителя строить дома, а мебельщика -- делать стулья. Если цены этих и других товаров указывают на то, что потребители оценивают их стоимость хотя бы на том же уровне, что и издержки их производства, предприниматели в погоне за личной выгодой будут их производить. Нет необходимости также и в том, чтобы центральная власть контролировала производственные методы предприятий. Фермеры, строители, мебельщики и многие другие производители будут добиваться наилучшей комбинации ресурсов и наиболее эффективной организации производства, поскольку более низкие издержки означают более высокие прибыли. В интересах каждого производителя снижать издержки и повышать качество. Конкуренция практически принуждает их к этому. Производителям с высокими издержками будет трудно выжить на рынке. Потребители, стремящиеся тратить свои деньги с наибольшей выгодой, позаботятся об этом. "Невидимая рука" рыночного процесса работает настолько автоматически, что большинство людей и не задумывается об этом. Они просто принимают как должное, что товары производятся примерно в тех количествах, в каких потребители хотят их приобрести. Длинные очереди, характерные для стран с централизованно планируемой экономикой, практически незнакомы людям, живущим в условиях рыночной экономики. Доступность огромного разнообразия товаров, которое поражает воображение даже современных потребителей, тоже во многом принимается как должное. "Невидимая рука" создает порядок, гармонию и разнообразие. Процесс этот, однако, идет столь подспудно, что мало кто понимает его суть, и лишь немногие воздают ему должное. Тем не менее, он является решающим для экономического благосостояния общества. ПРЕНЕБРЕЖЕНИЕ ПОБОЧНЫМИ ЭФФЕКТАМИ И ОТДАЛЕННЫМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ЯВЛЯЕТСЯ НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННОЙ ПРИЧИНОЙ ПРОСЧЕТОВ В ЭКОНОМИКЕ Генри Хазлит, известный автор популярных работ по экономике, написал книгу под названием "Экономика в одном уроке" (Henry Hazlitt, Economics in One Lesson, New Rochelle: Arlington House, 1979). Этот единственный урок состоит в том, что, анализируя любой экономический проект, "следует прослеживать не только мгновенные, но и долгосрочные его результаты; не только первичные, но и вторичные его последствия; воздействие его не только на отдельно взятые группы населения, но и на общество в целом". Хазлит считал, что неумение использовать на практике этот урок является наиболее распространенной причиной экономических просчетов. С ним трудно спорить. Нескончаем поток предложений помочь отдельным отраслям, регионам или группам населения без учета того, как это повлияет на все общество в целом. Политики снова и снова обращают наше внимание на кратковременные выгоды предлагаемых ими мер, не думая о долгосрочных последствиях. И естественно, что они преувеличивают выгоды, ни словом не обмолвившись об издержках. Когда выгоды сиюминутны и лежат на поверхности, а издержки менее заметны и реализуются главным образом в будущем, -- организованным группам, преследующим свои интересы, не составляет труда заставить людей поверить в ложное экономическое обоснование их проектов. Легко привести примеры того, как вторичные эффекты совсем не учитываются. Рассмотрим, например, государственный контроль за квартирной платой. Защитники этой меры утверждают, что контроль, препятствуя повышению квартирной платы, делает жилье более доступным для бедных. Это так, но ведь при этом невозможно избежать и вторичных эффектов. Более низкие ставки квартирной платы снизят уровень доходности для инвестиций в жилищное строительство. Владельцам уже существующего жилья, видимо, придется согласиться на более низкий доход от сдачи его внаем, но многие из потенциальных владельцев, поразмыслив, направят свои средства в какую-нибудь другую сферу экономики; инвестиции в жилищное строительство сократятся, и жилье со временем станет еще менее доступным. Возникнет дефицит, а с течением времени снизится и качество сдаваемого жилья. Однако вторичные эффекты будут замечены не сразу. Поэтому контроль за квартирной платой все еще пользуется широкой популярностью от Нью-Йорка на Восточном побережье США до Беркли на Западном, несмотря на то, что неизбежными результатами этого контроля являются невысокий уровень предложения жилья и низкое качество его содержания. По мнению шведского экономиста Ассара Линдбека "во многих случаях контроль за квартирной платой оказывается наиболее эффективным из всех известных человечеству способов разрушения городов, за исключением разве что бомбежки". Сторонники импортных тарифов и квот ради "защиты рабочих мест" также не хотят замечать вторичные эффекты от проводимой ими политики. Рассмотрим, например, влияние торговых ограничений, которые сокращают предложение автомобилей иностранного производства на американском рынке. В результате расширяется занятость в отечественной автомобильной промышленности. Обратимся, однако, ко вторичным эффектам в других сферах. Ограничения означают более высокие цены на автомобили. В результате этого те, кто их теперь приобретает, вынуждены сократить покупки пищевых продуктов, одежды и других товаров. Это снижение расходов означает меньший выпуск и сокращение занятости в соответствующих отраслях. Более того, вторичный эффект распространяется и на иностранцев. Продавая американцам меньше автомобилей, они получают меньше долларов, на которые могли бы покупать товары, сделанные в Америке. Следовательно, ограничения на импорт автомобилей приводят к падению американского экспорта. Протекционистские меры не создают рабочих мест, а лишь перераспределяют их, но это, к сожалению, не сразу бросается в глаза. Поэтому неудивительно, что, многие люди считают политику "защиты рабочих мест" вполне обоснованной, несмотря на всю ее ошибочность. Рассмотрим еще одно заблуждение, следующее из неспособности принять во внимание вторичные эффекты. Политики часто утверждают, что правительственные расходы на приоритетные программы увеличивают занятость. Конечно, могут существовать разумные основания для государственной деятельности по строительству дорог, расширению полицейской службы, улучшению судебной системы и т. п. Создание рабочих мест, однако, не входит в этот ряд. В самом деле, предположим, что правительство тратит 2 млрд. долл., нанимая рабочих для постройки скоростной железнодорожной трассы, связывающей Виндзор с Монреалем. Сколько рабочих мест создаст этот проект? Если принять во внимание вторичные эффекты, то ответ будет: ни одного. Для финансирования этого проекта правительство может использовать либо налоги, либо государственный долг. Налоги в размере 2 млрд. долл. сократят как потребительские расходы, так и частные сбережения, уничтожив тем самым ровно столько рабочих мест, сколько их создадут правительственные расходы. Если же проект финансируется за счет государственного долга, это приведет к повышению процентных ставок и сокращению частных инвестиций и потребительских расходов на ту же сумму в 2 млрд. долл. Так же, как и в случае с ограничениями торговли, результатом будет перераспределение рабочих мест, а отнюдь не их создание. Следует ли отсюда, что данный проект не надо осуществлять? Вовсе нет. Но его обоснование должно исходить из тех выгод, которые принесет высокоскоростная железнодорожная линия, а не из иллюзорных надежд на расширение занятости.
Часть II. Семь источников экономического прогресса Частная собственность: люди усерднее трудятся и рациональнее используют ресурсы, когда собственность является частной Свобода обменов: политические меры, препятствующие обменам, сдерживают экономический рост Конкуренция: соревнование заставляет с максимальной выгодой использовать ресурсы и является постоянным источником прогрессивных нововведений Рынок капитала: чтобы рационально использовать свои ресурсы, страна должна иметь механизм направления капитала в эффективные производства финансовая стабильность: инфляция искажает ценовые сигналы и подрывает рыночную экономику Низкие налоги: чем больше средств остается в распоряжении людей, тем больше они производят Свобода внешней торговли: страна выигрывает, продавая товары, которые производит дешево и покупая на эти деньги товары, которые ей производить дорого ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ: люди усерднее трудятся и рациональнее используют ресурсы, когда собственность является частной Люди работают более охотно и усердно, когда они производят то, что впоследствии им принадлежит... Не приходится сомневаться в том, что когда человек берется за оплачиваемую работу, движущей силой и главным мотивом его решения является возможность получения в собственность какого-либо имущества и последующее распоряжение им. Папа Лев XIII (1878) Частная собственность предполагает: а) право исключительного пользования имуществом; б) право на передачу имущества; в) защиту со стороны закона. Частной собственностью могут быть и материальные активы: здания, машины, земля, природные ресурсы, и труд, и идеи. Право частного владения позволяет людям самим решать, как им использовать свою собственность. Но то же право обязывает их отвечать за свои действия". Лица, использующие свою собственность для покушения на права собственности других людей, подпадают под действие тех же законодательных норм, которые установлены для защиты их собственности. Например, право частной собственности запрещает мне бросить мой молоток в экран принадлежащего вам компьютера, потому что это будет посягательством на вашу собственность. Оно удерживает меня от попыток распорядиться вашим компьютером без разрешения. Точно так же мое право собственности на молоток и другие вещи не позволяет ни вам, ни кому бы то ни было еще пользоваться ими без моего разрешения. Частная собственность порождает систему стимулов, способствующую экономическому прогрессу. В доказательство этого можно привести четыре основных довода. Во-первых, частная собственность поощряет разумное управление имуществом. Если частные владельцы не могут должным образом содержать свою собственность либо допускают плохое с ней обращение, то они будут наказаны понижением ее ценности. Например, владея автомобилем, вы заинтересованы в том, чтобы менять масло, проводить регулярное техническое обслуживание и уборку салона машины. Почему? Потому что, если не заботиться об этом, ценность машины как для вас, так и для ее потенциальных владельцев, будет снижаться. И, наоборот, если машина аккуратно содержится и находится в рабочем состоянии, ее ценность будет выше как в ваших глазах, так и в глазах тех, кто захочет приобрести ее впоследствии. В условиях частной собственности поощряется именно разумное управление ею. Если собственность принадлежит государству или ею владеет сообща большая группа лиц, мотивы содержать ее в порядке ослабевают. Вряд ли поэтому следует удивляться тому общеизвестному факту, что состояние государственного жилья, как правило, оставляет желать лучшего, причем как в капиталистических странах, в частности в США, так и в социалистических, например, в России и Польше. Такая бесхозяйственность -- не более чем отражение системы стимулов, порожденной государственной собственностью на имущество. Во-вторых, частная собственность побуждает людей увеличивать свое состояние и эффективно им пользоваться. В условиях частной собственности люди стремятся повышать свою квалификацию, больше и лучше работать, поскольку это им выгодно. У них появляется стремление увеличивать свое состояние: квартиры, офисы, здания. Сельское хозяйство в бывшем Советском Союзе служит иллюстрацией того, насколько важны права собственности в качестве стимула производительной деятельности. При коммунистическом режиме крестьянам разрешалось оставлять себе либо продавать на рынке продукты, произведенные на личных приусадебных участках, не превышавших по размеру одного акра (0,405 га). Эти приусадебные участки составляли всего лишь 1% всей обрабатываемой земли; остальные 99% обрабатывались государственными предприятиями и огромными сельскохозяйственными кооперативами. Тем не менее, по сообщениям советской прессы, примерно одна четверть общего объема сельскохозяйственной продукции Советского Союза выращивалась именно на этих крошечных частных участках. В-третьих, частные собственники стремятся использовать свои ресурсы так, как это выгодно остальным. Хотя закон разрешает им делать со своим имуществом "все, что угодно", частные владельцы оказываются в выигрыше, когда думают о том, как сделать свою собственность наиболее привлекательной для других. Если их действия вызывают одобрение других людей, ценность их имущества возрастает, если нет -- снижается. Право распоряжаться собственным трудовым потенциалом, являясь сильным стимулом для инвестирования в собственное образование и обучение, позволяет людям предоставлять услуги, высоко оцениваемые другими. Точно так же у владельцев материальных активов есть стимул совершенствовать их в направлении, одобряемом другими. Например, владельца многоквартирного дома могут нисколько не волновать стоянки для машин, прачечная, деревья или газоны, в его жилом комплексе. Однако, если потребители ценят наличие этих благ выше затрат на их поддержание, владелец непременно будет заинтересован в их предоставлении, поскольку они увеличат квартплату и рыночную стоимость квартир. И, наоборот, владельцы домов, предлагающие то, что нравится им, а не потребителям, уменьшат свои доходы и капиталы. В-четвертых, частная собственность способствует разумному использованию ресурсов и их сбережению для будущего. Сегодняшняя эксплуатация ресурсов создает текущий доход, который является следствием спроса сегодняшних пользователей. Однако потенциальный выигрыш в результате увеличения ожидаемой в будущем цены ресурсов отражает спрос уже будущих пользователей. И у частных собственников есть стимул уравновешивать эти два спроса. Когда ожидаемая в будущем ценность ресурсов превышает их нынешнюю ценность, частные собственники выиграют, если сберегают ресурсы для будущих пользователей, даже если не предполагают дожить до этого времени. Представим себе, например, что 65-летний фермер, занимающийся разведением леса на продажу, размышляет над вопросом о том, стоит ли рубить ели. Если ожидается, что из-за еще большей нехватки леса подросшие со временем ели будут стоить гораздо больше, фермер выиграет, оставив деревья в покое. В условиях, когда собственность может быть продана, рыночная цена принадлежащей фермеру земли будет увеличиваться по мере роста деревьев и приближения ожидаемого срока получения выигрыша. Таким образом, фермер будет иметь возможность продать деревья "живьем" (или землю вместе с лесом) и получить их растущую стоимость в любое время, несмотря на то, что ожидаемый результат может наступить спустя много лет после его смерти. Способность именно частной собственности стимулировать сохранение и накопление имущества наглядно подтверждается при сравнении прав собственности, применяемых в отношении животных. Домашние животные, находящиеся в частной собственности, такие как крупный рогатый скот, лошади, ламы, индюки и страусы, сохраняются ради будущих доходов. Напротив, отсутствие частной собственности приводит к истреблению бизонов, китов и бобров. Еще более наглядно иллюстрирует воздействие частной собственности на сохранность животных судьба африканских слонов. В Кении слоны никому не принадлежат и свободно передвигаются по территории страны, а правительство пытается защитить их от браконьеров, охотящихся за ценной слоновой костью, запрещая использование слонов в любых коммерческих целях, кроме туризма. За десять лет проведения этой политики популяция кенийских слонов сократилась с 65 тыс. до 19 тыс. особей. Сократились популяции слонов и в других странах Восточной и Центральной Африки, где правительства придерживаются того же подхода. Зимбабве же, напротив, разрешает продажу слоновой кости и кожи, но предоставляет право частной собственности местному населению, на чьей земле обитает слон. С начала проведения этой политики в стране зарегистрирован рост популяции слонов с 30 тыс. до 43 тыс. особей. Популяции слонов в других странах, придерживающихся подобного подхода, -Ботсване, Малави, Намибии и ЮАР -- также растут. [Подробнее об этой проблеме см. статью: Randy Simmons and Urs Kreuter, Herd Mentality: Banning Ivory Sales Is No Way to Save the Elephant, Policy Review (Fall 1989), pp. 46 -- 49.] На протяжении столетий предсказатели конца света уверяли, что мы вот-вот останемся без деревьев, полезных ископаемых и источников энергии. В XVI в. англичане опасались, что лесные запасы скоро будут истощены, поскольку дерево широко использовалось в качестве топлива. Но высокие цены на лес дали стимул для его сохранения и привели к развитию потребления каменного угля. "Лесной кризис" был преодолен. В середине XIX в. Возникли тревожные предсказания, что в мире скоро кончится китовый жир -- в то время главное топливо для светильников. Цены на китовый жир росли, но все активнее велись поиски заменяющего источника энергии, что привело к широкому использованию керосина и покончило с "кризисом китового жира". С переходом на потребление нефти и газа почти сразу же появились мрачные предсказания относительно истощения этих ресурсов. Представление о том, насколько занижаются запасы топлива, например в Канаде, можно получить из президентского обращения доктора Кэмбелла Уоткинса к Международной ассоциации экономики энергетики (International Association for Energy Economics) в 1992 г. Уоткинс отметил, что совокупные запасы природного газа в провинции Альберта в 1957 г. составляли 75 трлн. куб. футов. [1.000 куб. футов = 28.3 куб. м] К 1985 г., несмотря на возросшее за это время потребление, они оценивались уже в 149 трлн. куб. футов, к 1987 г. еще выше -- в 170 трлн. куб. футов, а для 1992 г. эта цифра составила почти 200 трлн. куб. футов! Так что Канада вряд ли рискует остаться без природного газа! Предсказатели конца света не учитывают, что частная собственность дает людям стимул для сбережения ценных ресурсов и поиска заменителей. Если усиливается дефицит того или иного ресурса, то растет и его цена. Рост цены заставляет производителей, изобретателей, инженеров и предпринимателей: а) экономить на прямом использовании ресурса; б) более активно вести поиск заменителей и в) развивать новые методы разведки и добычи все большего количества данного ресурса. К сегодняшнему дню эти факторы, шаг за шагом, отодвинули "конец света" на далекое будущее, и есть все основания полагать, что эта тенденция сохранится и далее в отношении ресурсов, находящихся в частной собственности. Эмпирические данные показывают, что скорректированные на инфляцию цены почти всех природных ресурсов снижались на протяжении последних десятилетий, а в большинстве случаев -- и на протяжении веков. Классическое исследование Гарольда Барнетта и Чэндлера Морриса "Дефицит и экономический рост: Экономика доступности природных ресурсов" (Harold Barnett and Chandler Morris, Scarcity and Growth: The Economics of Natural Resource Availability, Baltimore: The Johns Hopkins University Press, 1963), увидевшее свет в 1963 г., прекрасно это демонстрирует. Недавние публикации, последовавшие за этой работой, показывают, что цены ресурсов продолжают снижаться. В 1980 г. экономист Джулиан Саймон заключил пари с Полом Эрлихом, экологом, придерживавшимся самых мрачных взглядов относительно грядущего истощения природных ресурсов. Саймон бился об заклад, что скорректированные на инфляцию цены любых пяти, по выбору Эрлиха, природных ресурсов будут падать в течение последующего десятилетия. И действительно, цены всех пяти ресурсов, выбранных Эрлихом, снизились, а Саймон выиграл пари, получившее широкую огласку. Недавнее исследование показало, что на протяжении 80-х годов из 38 важнейших природных ресурсов лишь два -- марганец и цинк -- реально выросли в цене. [Stephen Moore, So Much for 'Scarce Resources', Public Interest (Winter 1992).] Частную собственность нередко связывают с эгоизмом. Парадокс, однако, в том, что на самом деле все обстоит как раз наоборот. Частная собственность обеспечивает защиту от алчных людей, стремящихся овладеть тем, что им не принадлежит, и вынуждает пользователей ресурсов отвечать за свои действия. Когда права собственности четко определены, надежно защищены и могут служить предметом купли-продажи, производители товаров и услуг не могут использовать дефицитные ресурсы, не компенсировав их ценность владельцам. Платить приходится столько, сколько нужно, чтобы владельцы ресурсов отказались от их альтернативного использования. В сущности, четко определенные права частной собственности не позволяют применять насилие в качестве орудия конкуренции. Производителю, у которого вы не хотите покупать товар, не разрешается в отместку поджигать ваш дом. И конкурирующему с вами поставщику ресурсов, чьи цены вы сбиваете, не позволено в ответ на это прокалывать шины вашего автомобиля либо угрожать вам физической расправой. Частная собственность к тому же помогает рассредоточению власти и расширяет сферу деятельности, основанной на добровольном сотрудничестве. Власть, которой наделены частные собственники, строго ограничена. Владельцы частных фирм не в состоянии принудить вас покупать у них товары или работать на них. Они не могут обложить налогом ваш доход или ваше имущество. Они могут получить какую-то часть вашего дохода, только дав вам взамен то, что вы считаете более ценным. Власть даже самого богатого собственника (или самой большой фирмы) ограничена конкуренцией со стороны всех желающих поставлять аналогичные продукты или услуги. В противоположность этому, как свидетельствует опыт Восточной Европы и бывшего Советского Союза, при переходе от частной собственности к государственной небольшая горстка лидеров наделяется огромной политической и экономической властью. Одно из главных преимуществ частной собственности заключается в ее способности ограничивать чрезмерную концентрацию экономической власти в руках немногих. Право на обладание собственностью, переданное множеству людей, -- это враг тирании и злоупотребления властью.
Отсюда ясно, что нужно делать бывшим социалистическим странам. Не так давно Нобелевский лауреат Милтон Фридман заметил, что лучшая программа для Восточной Европы может быть лаконично сформулирована "в трех словах: приватизировать, приватизировать, и еще раз приватизировать". [Milton Friedman, Economic Freedom, Human Freedom, Political Freedom. Лекция, прочитанная 1 ноября 1991 г. в Калифорнийском государственном университете в Хейварде. Брошюра с текстом лекции может быть получена из: Center for Private Enterprise Studies of California State University, Hayward.] Частная собственность -- это краеугольный камень как экономического прогресса, так и личной свободы. СВОБОДА ОБМЕНОВ: политические меры, препятствующие обменам, сдерживают экономический рост Свободный обмен есть форма общественной кооперации, позволяющая партнерам получать по возможности большее количество того, что они хотят. В рыночной системе ни покупатель, ни продавец не могут быть принуждены к обмену. Личный выигрыш служит мотивацией для заключения сделок. Как было отмечено выше, от обменов выигрывает все общество. Поэтому когда правительство устанавливает препоны обменам, оно тем самым сдерживает экономическое развитие своей страны. Обмены ограничиваются самыми разнообразными методами. Во-первых, многие страны вводят правила, которые ограничивают доступ к различным видам экономической деятельности. Если вы хотите начать свое дело, вам приходится заполнять анкеты, добиваться разрешения от различных ведомств, доказывать, что вы квалифицированы, подтверждать, что вы имеете достаточное финансирование и проходить множество других тестов, требуемых контролирующими органами. Чиновник может отказать вам в вашем ходатайстве, пока вы не согласитесь дать ему взятку либо сделать взнос в казну партии, которую он представляет. Перуанский экономист Эрнандо Де Сото в своей разоблачительной книге "Другой путь" (Hernando de Soto, The Other Path) приводит случай, когда в столице Перу Лиме пяти людям потребовалось 289 полных рабочих дней для выполнения всех правил, установленных для легального открытия небольшой фирмы по пошиву одежды. За это время с них двенадцать раз потребовали взятки, в том числе за то, чтобы получить разрешение действовать "легально". Если же вы получаете финансирование из иностранных источников, бюрократический частокол становится еще более густым. Излишне говорить, что подобные меры подавляют конкуренцию, поощряют коррупцию и толкают порядочных людей в теневую или, как ее называет Де Сото, "внелегальную" экономику. Во-вторых, обмен затрудняется тогда, когда власть закона, имеющего равную силу для всех, уступает место дискреционной (применяемой раздельно к каждому конкретному случаю) политической власти. В некоторых странах считается обычным делом принятие законодательных актов, предоставляющих государственной администрации существенную свободу в толковании законов. Например, в середине 80-х годов таможенным чиновникам в Гватемале было разрешено самим временно отменять тарифы, если "это отвечало национальным интересам". Законодательство такого рода есть открытое приглашение правительственных чиновников к вымогательству. Оно создает неопределенность в регулировании, превращая бизнес в более дорогостоящее и менее привлекательное занятие, особенно для честных людей. Система законов должна быть точной, недвусмысленной и недискриминационной. В противном случае она становится основным препятствием к получению выгод от обменов. В-третьих, многие страны прибегают к контролю за ценами. Если цена продукта официально фиксируется выше уровня рыночной, покупатели приобретают меньшее его количество, и масштабы обмена сокращаются. С другой стороны, если цена фиксируется на уровне ниже рыночной, то сокращается производство и, следовательно, обмен. С точки зрения конечного результата нет особой разницы, куда толкает цены государственный контроль -- вверх или вниз; и то и другое приведет к сокращению объемов торговли и выгод от производства и обмена. Обмен эффективен, он помогает обществу более выгодно использовать наличные ресурсы. Политические меры, которые вынуждают торговцев преодолевать разнообразные препятствия, являются, как правило, антипроизводительными -даже тогда, когда они продиктованы интересами защиты национальной промышленности. Если страна хочет полностью реализовать свой потенциал, то следует свести к минимуму ограничения, сдерживающие торговлю и увеличивающие издержки ведения бизнеса. Способность предоставлять услуги, которые другие желали бы получить, -- вот мощное доказательство того, что данная деятельность производительна. Рынок является лучшим регулятором. КОНКУРЕНЦИЯ: соревнование заставляет с максимальной выгодой использовать ресурсы и является постоянным источником прогрессивных нововведений Конкуренция ведет к постоянному росту эффективности производства. Она заставляет, производителей избегать потерь и сокращать издержки, чтобы продавать товары по более низким, чем у других, ценам, Она вытесняет с рынка тех, чьи издержки являются высокими, оставляя на нем только производителей с низкими издержками. [Clair Wilcox, Competition and Monopoly in American Industry, Monograph no. 21, Temporary National Economic Committee, Investigation on Concentration of Economic Power, 76th Congress, 3rd Session (Washington, D.C.: U.S. Government Printing Office, 1940)] Конкуренция действует тогда, когда есть возможность выбирать среди продавцов и когда есть свобода появления новых продавцов на рынке. В конкуренции могут участвовать крупные и мелкие фирмы. Фирмы-конкуренты могут соперничать на местном, региональном, национальном или даже мировом рынках. Конкуренция также важна для рыночной экономики, как кровь для человеческого организма. Конкуренция оказывает давление на производителей, побуждая тех эффективно вести дела и учитывать запросы потребителей. Она устраняет тех участников, которые доказали собственную неэффективность: фирмы, не способные предоставлять потребителям качественные товары по конкурентным ценам, терпят убытки и постепенно вытесняются из бизнеса. Удачливым конкурентам приходится вести дела лучше, чем это делают фирмы-соперники. Добиваться этого можно различными способами: высоким качеством выпускаемой продукции, привлекательностью ее внешнего вида, отличным сервисом, удобством расположения офиса, рекламой и ценами, -- но при этом необходимо предлагать потребителям услуги, по ценности уж никак не меньшие, чем у ваших конкурентов. Что удерживает "Макдоналдс", "Дженерал Моторз" или любую другую компанию от повышения цен, продажи некачественных товаров или оказания некачественных услуг? Конкуренция. Если "Макдоналдс" не будет в состоянии продавать сэндвичи за скромную цену и с улыбкой, люди уйдут к его конкурентам -- например, в "Бургер Кинг" или "Вендис". Недавний опыт свидетельствует, что даже такая огромная компания, как "Дженерал моторзе", может потерять своих покупателей, уступив их "Форду", "Хонде", "Тойоте", "Крайслеру", "Фольксвагену", "Мазде" и другим производителям автомобилей, если только ей не удастся удержаться на одном уровне со своими соперниками. Конкуренция является для фирм сильным стимулом создавать продукты улучшенного качества и внедрять более дешевые способы производства. Никто точно не знает, какой именно продукт потребители захотят иметь в недалеком будущем или какая технология поможет свести к минимуму удельные издержки на единицу продукции. Конкуренция помогает найти ответ на этот вопрос. Является ли идея, осенившая предпринимателя, столь же гениальной, как идея создания сети закусочных? Или это лишь очередная фантазия, которая вскоре окажется пшиком? Предприниматели свободны в выборе новых продуктов или перспективных технологий -- им нужна лишь поддержка инвесторов. В рыночной экономике не требуется одобрения со стороны центральных плановых органов, большинства в парламенте или рыночных конкурентов. Тем не менее, конкуренция заставляет предпринимателей и поддерживающих их инвесторов быть расчетливыми; их идеи должны выдержать "проверку реальностью". Если потребители оценят новаторскую идею так высоко, что это покроет издержки производства товара или услуги, то процветание и успех нового бизнеса обеспечены, если же нет -- неминуем крах. Потребители являются окончательными судьями успешности нововведений и удачливости бизнеса. Производители, которые хотят выжить в конкурентной среде, не могут позволить себе благодушия. Продукт, обеспечивающий успех сегодня, может не выдержать испытания конкуренцией завтра. Чтобы преуспевать на конкурентном рынке, фирмы должны уметь предвидеть, распознавать и быстро внедрять плодотворные идеи. Конкуренция как бы "открывает" тот тип организации и тот размер фирмы, который минимизирует удельные издержки производства. В отличие от других экономических систем, рыночная экономика не предопределяет и не ограничивает типы фирм, которым разрешено участвовать в конкуренции. Допустима любая форма организации бизнеса: будь то фирма, управляемая индивидуальным владельцем, партнерство, корпорация, коллективное предприятие, принадлежащее его работникам, потребительский кооператив, коммуна или что-либо еще. Для того чтобы иметь успех, необходимо пройти всего один тест -- на эффективность расходования ресурсов. То же самое относится и к размеру фирмы. Для некоторых видов продукции предприятие должно быть достаточно большим, чтобы извлекать все выгоды из потенциальной экономии от масштаба производства. Если с увеличением выпуска издержки на единицу продукции падают, мелкие фирмы будут иметь более высокий уровень издержек и, следовательно, установят более высокие цены на свою продукцию. Потребители, заинтересованные в получении большего объема благ за те же деньги, будут стремиться покупать у более крупных фирм, увеличивая их шансы на выживание. Большинство малых фирм будет постепенно вытеснено с рынка. Иллюстрацией такого развития производства могут служить автомобильная и авиастроительная промышленность. В других случаях более эффективными окажутся малые фирмы, зачастую организованные в форме личных фирм или партнерств. Там, где потребители высоко ценят товары и услуги, в которых присутствует индивидуальность мастера, крупным фирмам, в отличие от их мелких соперников, трудно рассчитывать на успех в конкурентной борьбе. Это происходит, например, в юридической и медицинской практике, в торговле произведениями искусства, в сфере парикмахерских услуг. Благодаря рыночной конкуренции издержки и потребительский спрос определят оптимальные тип и размер фирмы на каждом отдельном рынке. Чтобы крупные компании могли добиться низких издержек, очень важно, чтобы власти не ограничивали конкуренцию со стороны иностранных производителей и не препятствовали своим фирмам продавать товары за границу. Для небольших стран это верно вдвойне. Например, емкость внутреннего рынка такой страны, как Южная Корея, невелика, и корейские автомобилестроители имели бы чрезвычайно высокие удельные издержки, если бы не могли продавать машины за границу. А потребителям в небольших странах пришлось бы платить гораздо более высокую цену за автомобили, если бы было запрещено приобретать их у обладающих низкими издержки крупных иностранных компаний. Иными словами, конкуренция управляет личным корыстным интересом и заставляет его работать на благо общества. Как отмечал Адам Смит в своем "Богатстве наций", люди движимы корыстными побуждениями: "Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму, и говорим им вовсе не о наших нуждах, а об их выгодах". [Adam Smith, An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations, p. 18. Адам Смит, Исследования о природе и причинах богатства народов, ОГИЗ, Москва, 1935 г., том I, стр. 17.] В конкурентной среде даже самые алчные в своем стремлении к получению прибыли вынуждаются служить интересам других и предоставлять потребителям блага, по крайней мере, равноценные тем, какие может предоставить им кто-либо еще. Каким бы парадоксальным это ни казалось, своекорыстие является мощнейшим источником экономического прогресса, если только оно направляется конкуренцией. РЫНОК КАПИТАЛА: чтобы рационально использовать свои ресурсы, страна должна иметь механизм направления капитала в эффективные производства Потребление является целью любого производства. Однако чаще всего мы можем увеличивать выпуск потребительских товаров, вначале используя ресурсы для производства машин, тяжелого оборудования и зданий, а уже затем применяя этот капитал в производстве желаемых потребительских товаров. Следовательно, вложение средств в создание и развитие ресурсов длительного пользования, позволяющих производить еще больше в будущем, являются важным потенциальным источником экономического роста. Ресурсы, направляемые на инвестиции, не могут быть непосредственно использованы в производстве потребительских товаров. Следовательно, инвестирование требует сбережения отказа от сегодняшнего потребления. Кто-то -- либо инвестор, либо тот, кто желает предоставить ему свои средства, -- должен обладать сбережениями, чтобы финансировать капитальные вложения. Не все инвестиционные проекты являются прибыльными. Проект увеличит богатство страны, если прирост продукции, полученный в результате инвестирования, превысит стоимость самих инвестиций, если нет -- он неэффективен. Если страна желает реализовать свой потенциал, она должна иметь в своем распоряжении механизм, способный привлекать сбережения и направлять их в инвестиционные проекты, преумножающие ее богатство. В рыночной экономике эту функцию осуществляет рынок капитала. Этот многообразный по своим формам рынок включает в себя фондовый рынок, рынки недвижимости и заемных средств. Финансовые институты, такие как банки, страховые компании, фонды и инвестиционные компании играют на этом рынке важную роль. Рынок капиталов координирует действия владельцев сбережений, которые предоставляют свои средства для реализации, с действиями инвесторов, занятых поисками средств для финансирования различных видов деятельности. Частные инвесторы должны тщательно оценивать проекты и искать среди них наиболее прибыльные. Инвесторы -- от акционеров крупных компаний до владельцев мелких фирм -- отбирают для реализации выгодные проекты, поскольку такого рода инвестиции увеличивают их личное благосостояние. Доходы, получаемые сверх вложенной в дело суммы, являются свидетельством того, что результат инвестирования оценивается обществом выше, чем затраченные на него ресурсы. Таким образом, прибыльные вложения увеличивают не только богатство инвестора, но и богатство нации в целом. Разумеется, частные инвесторы могут совершать и ошибочные действия; иногда они инвестируют в проекты, которые оказываются неприбыльными. Но если бы инвесторы отказывались идти на такого рода риск, многие новые идеи так и остались бы неопробованными, а выгодные, но слишком смелые проекты, -оказались бы неосуществленными. Ошибочные инвестиции являются той ценой, которую необходимо платить за плодотворные новшества в виде новых технологий и продуктов. Однако, те проекты, которые себя не оправдали, должны быть своевременно прекращены, гарантией чего как раз и служит рынок капитала. Частные инвесторы не станут тратить свои средства на дальнейшую поддержку убыточных проектов. Без частного рынка капиталов практически невозможно привлечь свободные средства и последовательно направлять их в проекты, увеличивающие богатство. Если инвестиционные ресурсы распределяются правительством, а не рынком, в игру вступает совершенно иной набор критериев. Политические соображения заменяют ожидаемую прибыль от инвестирования в качестве обоснования для вложения средств. Инвестиционные ресурсы в этом случае зачастую направляются политическим партнерам, либо в проекты, которые приносят выгоду отдельным людям и их политическим объединениям. Когда политика заменяет рынок, инвестиционные проекты чаще сокращают богатство, а отнюдь не преумножают его. Иллюстрацией этого положения служит опыт Восточной Европы и бывшего Советского Союза. В течение четырех десятилетий (1950 -- 1990 гг.) масштабы инвестирования в этих странах были одними из самых высоких в мире. Центральные плановые органы направляли на инвестирование примерно одну треть национального продукта. Однако даже столь высокие масштабы инвестирования принесли немного пользы для дела повышения жизненного уровня, поскольку именно политические, а отнюдь не экономические соображения определяли, какие именно проекты следовало финансировать. По прихоти важных политических деятелей ресурсы зачастую тратились на политическую бессмыслицу и показуху. Иногда правительства фиксируют ставку процента и тем самым блокируют способность рынка направлять личные сбережения в проекты, обещающие увеличение богатства. Еще хуже, когда потолок процентной ставки сочетается с инфляционной денежной политикой: в этой ситуации ставка процента с поправкой на инфляцию -- то, что экономисты называют "реальной процентной ставкой" -- часто становится отрицательной! Если установленная правительством процентная ставка ниже темпов инфляции, реальные сбережения сокращаются. Навряд ли такое положение дел будет способствовать сохранению стимулов к накоплению и размещению средств внутри страны. Скорее, это приведет к "утечке капитала", поскольку свои инвесторы будут стремиться к извлечению прибыли за пределами своей страны, а чужие -- за версту ее обходить. Такая политика разрушает внутренний рынок капитала. В условиях недостатка финансового капитала и отсутствия механизма, направляющего инвестиции в прибыльные проекты, эффективное инвестирование уже не происходит. Национальный доход перестает расти или, хуже того, начинает падать. Табл.1 показывает, что именно такого курс придерживались на протяжении 80-х годов Аргентина, Замбия, Сомали, Уганда, Сьерра-Леоне, Эквадор, Гана и Танзания. Все эти страны, зафиксировав процентные ставки, проводили инфляционную денежную политику. В результате ставка процента, скорректированная на темпы инфляции, в частности, реальный доход по сберегательным депозитам во всех этих странах был отрицательным в течение почти целого десятилетия! Такими же были и темпы экономического роста. ТАБЛИЦА 1. Рынок капитала, реальные процентные ставки и рост валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения в развивающихся странах Страны с
отрицательной реальной ставкой процентаРеальная ставка
процента*Средние темпы роста ВВП на душу населения
в 1980 -- 1990 гг.
1983 -- 19851988 -- 1990
Аргентина-163-1179-1.7
Замбия-16-77-2.8
Сомали-35-69-0.7
Уганда-74-650.3

<-Назад | Далее->
Стр: [1] ... [3] . [4] ... [6]
Просмотров: 2,477
image Скачать .pdf
image Скачать .epub
image Скачать .fb2
image Скачать .jar (jad)
image Скачать .txt (txt.zip)

image Отзывы (0)
© Soklan.Ru
Сотрудничество
На сайте 36 чел.
2.152 сек.